Ужасы оккупации: изощрённые пытки и расправы “русского мира” на Донбассе

 
18978

Проект “Инфорпост” продолжает собирать свидетельства страшных преступлений российских оккупантов и их пособников против граждан Украины на захваченном Донбассе. Несовершеннолетним, слабонервным и беременным рекомендуем сразу перейти к другим новостям, поскольку данный материал содержит шокирующие подробности.

Документальный фильм «ТІ, ЩО ПЕРЕЖИЛИ ПЕКЛО»

Люди свидетельствуют про плен у россиян и их пособников

Интервью Ирины Довгань

Перехват разговора палачей и их пособников

Брошюра «ТІ, ЩО ПЕРЕЖИЛИ ПЕКЛО»

Свидетельства жертв российского террора на оккупированных россиянами и их пособниками территориях. Скачать брошюру в PDF

Цитаты свидетелей

«Я просила меня не бить, говорила, что беременна. Они сказали, что «очень хорошо, что укроповский ребёнок умрёт». Нас били всем, чем угодно: и прикладами, и ногами, и бронежилетами, которые нашли у нас. Били по всем частям тела. Об меня тушили бычки. Мне, потому что я смотрела и кричала, когда избивали других, завязали скотчем глаза. Я на тот момент была на третьем месяце беременности, и в результате избиений у меня началось кровотечение. Я потеряла сознание […]».

«Однажды я слышал, что привезли двух военнопленных, кинули их в подвал. Я не знаю, что они там с ними делали, но они там очень сильно кричали. Вечером часов в девять их привезли и до четырех часов я не мог заснуть от их криков. Так кричали, что волос дыбом становился. Потом слышал, что их достали, притащили ко входу в наш гараж. Слышал, как разговаривали, куда их девать. Сказали, что в расход. Я так понял, что они их тащили, и слышно было, что падают тела. Их закинули в машину и увезли куда-то.

«Минут 20 били. Мешок на голову одели. Парни рассказывали, что этот «Ботаник» вытянул пластину из бронежилета и хотел ею отрубать мне голову. Но я этого не помню. Я очнулся уже в блиндаже. Это длилось около часа, ствол в рот пихали, били прикладом, «Ботаник» кричал: скальп буду снимать, но его не пустили, я так понял, что он совсем «безбашенный» был, они его сами уже начали оттягивать».

«К нам привезли молодую девочку, ей на вид было не больше 14-16 лет. «Маньяку» не понравилось, что она вышла без разрешения в коридор. И он сказал в наказание отправить ее как подарок боевикам на передовую для удовлетворения их сексуальных нужд. Ее несколько раз туда возили».

«Знаю, что на передовой сильно издевались над ***. У него на груди вырезали ножом слово «бендера» и зарезали. Он погиб. Он долго лежал, не в морге, около двух недель. И потом его обменяли как 200-го, «Айдару» отдали».

«Вот – шрамы от молотка … Это сверла – более 20-ти раз тело просверлено сверлом. Это – тоже шрам от молотка. Это все было разбито. Вот это – разбитые коленки молотком. Не знаю, как я хожу. Сверлили грудь … Это все сверла, молоток, плоскогубцы … Издевались, как могли. Этот глаз было ему неудобно вынимать – не с руки. Поэтому его оставили, а вот этому досталось больше этот глаз повредили. Он теперь ничего не видит. Этот глаз вынимали ложкой. Один из тех боевиков, которые при этом присутствовали, сказал: «Оставь ее».

«У них было оружие. Они применяли к нам физическую силу. Угрожали и огнестрельным, и холодным оружием. охотничий нож, с кровостоком. Но я не хочу говорить, что они делали».

«Мне поламали ребра, все тело черное. Били во время или между допросами. Руками, ногами, оружием. Пытали – подключали к электричеству. Наручниками к металлической кровати, на руки провода и регулировали ток. В голову, половые органы били металлическим прутом. Избивали шомполом. Подвешивали к потолку. Обливали холодной водой на морозе. Все, кто сидел со мной в Донецком СБУ – 42 человека, в той или иной степени были избиты и подвержены насилию».

«Избиения все время. Когда прикладом, когда шнуром питания компьютера, раздевали и били по спине, по ногам, рассекая кожу. Удары руками, ногами, но это так, это мелочи. На второй день, кажется, использовали электричество, только не шокер, а оголенные провода. Это один раз было, я просто чуть не умер и поэтому они перестали ими бить. По-моему, это просто два оголенных провода и вилка, подключенная в розетку. Мне к животу касались этими проводами».

«Всех били и наносили телесные повреждения. *** приехал воевать за сепаратистов, однако ему не поверили и посчитали его «укропским шпионом». *** тоже постоянно избивали. Места для двоих было очень мало. По его словам, и словам сепаратистов, ему просверлили дрелью анальное отверстие».

«Ориентировочно 11 мая в коридор кинули двух братьев из Алчевска – *** и ***. Им вменяли то, что они проводили фотосъемку секретных объектов. Один из них упал на меня, у меня порвались наручники. *** забили палками в ящик, а *** все это время наблюдал за происходящим. Далее сепаратисты унесли *** для того, чтобы похоронить. Мы поверили. При этом нас вывели из помещения и сказали, что ведут на расстрел».

«Слышал, как пытали других. Один был прикован наручниками, с завязанными глазами. У меня щелка была приоткрыта, я видел его немного, он был с кастрюлей на голове. По кастрюле били. Он кричал: «Убейте, только не бейте больше».

«Ко мне в камеру «подселили» девушку ***, 23 года, которая мне пожаловалась что, ее регулярно ночью насиловали пьяные боевики».

«Около 20 августа 2014 я слышал крики из соседней камеры. Потом я узнал, что человека пытали до смерти. Я вообще ничего не знаю об умершем, также я не знаю, кто его пытал. Утром труп завернули в одеяло. От своего сокамерника *** я узнал, что потом труп похоронили на городской свалке в районе города Александровская, где именно – не знаю».

«Пристегнули наручниками мужчину к той клетке, где нас в первый день держали. Били. Мужчина уже бессознательный стал. Оставили мужчину прикованным к клетке. Нам приказали разойтись по баракам (гаражам). На следующий день мы давали мужчине пить и немного есть. Он говорил по-русски. Но нам запретили к нему подходить. Пригрозили, что устроят нам такое же, если осмелимся. На третий день после той ночи мужчина умер. Мы приехали с принудительных работ, а его уже нет на том месте. Пленные, которые оставались на месте, сказали, что умер».

«Привели к месту, где собралась огромная толпа, примерно 3 тыс. человек, которые кричали, бросали бутылки, яйца, муку, помидоры. Хотя мы шли в «коробке», нас по сторонам вели охранники, но люди все равно прорывались. *** получил удар кастетом в область грудной клетки, позже он мочился кровью. Мне в ногу попала бутылка . Было страшно, казалось, что люди готовы нас растерзать. В это время к нам стали подходить сепаратисты и агрессивно спрашивать, кто мы, откуда, обвинять нас в обстрелах, бить, плевать, снимать на телефоны. У меня шла кровь из уха, были разбиты губы, синяки. Другим ребятам ломали ребра ***, а *** сломали вторую челюсть. Каждый из нас по несколько раз от ударов бился о стену головой. Узнав, что я снайпер, меня начали бить еще жестче, хотели вырезать глаз, приставили нож к зрачку глаза,хотели проколоть.».

«Допрос проводился в достаточно жесткой манере. То, что били – это понятно. И спину резали ножами, шокер достали, стреляли. Я терял созна- ние, меня приводили в сознание, опять очнусь, потеряю. Помню такие яркие моменты. Очень сильно морально давили. Каждый прибегал, предлагал какие-то действия – давай то сделаем, убежал, прибежал другой – давай то сделаем. Некоторое из озвученного исполнялось. Потом один говорит: «Давайте мы его кастрируем», – начали снимать штаны с меня. Потом передумали. Потом один говорит: «Давайте ему ногу отрежем», – вогнали нож в ногу, и я потерял сознание, и много крови вышло».

«Я помню, что комната вся была в засохшей крови – потолок и стены. Меня били вчетвером. По всем частям тела. Особенно ногами в грудь. Рыжий находился в состоянии алкогольного опьянения. Он снял берцы и начал бить меня пяткой в левый висок. Я помню, что меня били около 15 минут, затем потерял сознание. Я очнулся в другой комнате. Это был бывший холодильник. Потолок из плитки. Я лежал на голом полу. Пришел фельдшер. Фельшер срезал резиновые завязки, что стягивали мои руки. Время от времени холодильник открывался. Заходили какие-то люди, кто именно – не знаю, и пинали меня ногами – проверяли, я жив или нет. Меня не кормили, воды не давали, в сортир не выводили. Холодильник был герметичным. Воздух хватало на несколько часов. Света не было вообще. Выяснилось, что у меня переломаны два ребра с правой стороны, сильные ушибы мягких тканей головы с левой стороны, у меня опухла правая нога в районе голеностопного сустава. Так я пролежал трое суток».

«В интернете опубликовали, что в Стаханове задержали проукраинских активистов, после этого стало только хуже. Начались более жесткие побои. Больше всего доставалось «политическим» (людям, которые выявили симпатию к Украине её целостности и патриотизм – ред.) и футбольным болельщикам клуба «Заря». Одному разбили голову, а еще одного – Александра – убили во время допроса, так как якобы нашли у него дома во время обыска «флешку» с координатами позиций боевиков. Его забили до смерти во время допроса.».

«При мне в Донецке в соседнем помещении застрелили человека. Кого – не знаю. Я только слышал процесс расстрела. Расстреливали людей на базе «Оплот» на Полиграфической. Кого – не знаю».

«Зависело от того, за что были задержаны. Хуже всего относились к проукраински настроенным. Я подслушал, что задержали одного мужчину-предпринимателя, который переслал деньги украинской армии. Держали отдельно. Его хотели кастрировать. Пытали. Видел его личные вещи в луже крови. После этого не видел его и о его судьбе ничего не знаю».

«В том же помещении СБУ была еще одна тюрьма – в подвале (мы называли ее «яма»). Знаю об этом, потому что один из пленных (имени не помню) был там несколько дней. Там были гораздо худшие условия. Удерживали в подвале добровольцев, в частности, добровольческого батальона «Донбасс». Этого человека посадили к нам, но подозревали, что он не военный, а доброволец, поэтому забрали на низ. Вернулся он где-то через три дня весь синий. На нем не было ни одного целого места на теле ».

«Когда нас привезли в Перевальское ДК к Козицыну 23.07.2014, они меня узнали – видели меня по российскому ТВ, как я на Майдане выступал. Кулек на голову надели, перевязали рот кульком, связали руки с ногами, начали жечь ноги, лупить по ребрам. Били все, руками, ногами, прикладами, три ребра сломали. Журналист *** и *** сидели смотрели на стульях, а я валялся в углу. Меня так били, что я мочился под себя. И им потом от этого запаха, от этого всего было противно бить, и это было мне помощью. Зажигалкой ноги жгли, электрошокером били, глаза выдавливали, рот раздирали, крест в задний проход заталкивали. Избили хорошенько, потом каждый заходил, считал за честь пнуть ботинком, берцем. Я валялся в углу около суток».

«Как и говорил раньше, двух девочек *** и *** заставляли мыть от крови автобус, в котором возили тела погибших. Я знаю, что «Кубрак» порезал этих девочек ножом. Точно знаю о порезах шеи, но, наверное, еще были порезы на спине (более точно я не могу описать). Мне это рассказывала сама ***.

«Один человек на моих глазах скончался на третий-четвертый день после избиений».

Школа ИГИЛа

Герои русского мира любят рубить головы пленным украинцам, подражая бандитам из “Игил”, и хвастаться этим в российской социальной сети “Вконтакте”. Впечатлительным не листать – фото 21+

После публикации в сепаратистских группах фото отрубленных голов “украинских карателей” в 2014, кремлевские кураторы поняли, что бандиты “русского мира” зашли слишком далеко в зверствах, потому посты были удалены, а далее головы превратились у российских пропагандистов в “жертв украинской хунты”. Далее была распространена дезинформация, что это вообще фото из Сирии – хотя на самом деле никаких доказательств сирийского следа никем предоставлено не было. Чернозем, лист с березы на земле, отсутствие “оригиналов” в Сети делают заявления о Сирии беспочвенными.

В ходе расследования был найден пост на сайте “Политач” (копия) от 8 Сентября 2014, где разместивший фото голов аноним указал, что одна из них принадлежит украинскому добровольцу Остапу с позывным “Оптимист”. Проверить эту информацию пока не удалось – просьба всех неравнодушных помочь опровергнуть или подтвердить данный факт. Насколько лицо бойца Остапа из снятого видео похоже на показанную рашистскими оккупантами голову в ящике – судите сами

Рубили головы и друг другу

Иногда они рубили головы друг другу по инерции или по привычке такой садистской. Этому их, вероятно, научили в Чечне во время войны?

Жуткие находки

О том, как в оккупированном Донецке, в реке Кальмиус плавают человеческие головы – с жуткими фотофактами писали в СМИ.

Предыдущие материалы по теме

Массовые казни украинцев российскими оккупантами и пособниками. Донецк-Макеевка – новый “Бабий Яр” Украины.

Хуже фашистов: русские оккупанты вырезали сердце за воду для украинских военных

Об авторе

Отдел расследований |

Автор резонансных журналистских расследований.
Житель временно оккупированного Донецка.

До оккупации Донецка российскими военными формированиями и их пособниками учился в ДонНТУ на кафедре искусственного интеллекта и системного анализа.
Характер нордический выдержанный, холост, беспощаден к врагам своего государства.
Сегодня живет под девизом "Всё для фронта! Всё для победы!"


Комментарии