В двух часах от войны: артемовские солдаты, голуби, розы и грохот

 
7

Своими впечатлениями от путешествия в Донетчину после почти годового отсутствия здесь продолжает делиться бывшая фотокорр “Донбасса” Ольга Кононенко, которая после захвата Донецка сторонниками ДНР перебралась в Киев. Ранее Ольга рассказала о пребывании в Донецке и добирании в ДНР и обратно. Теперь поведала о том, как ее встретил Артемовск и подруга Лиза (тоже некогда работавшая в “Донбассе”).
Вот что пишет Ольга на своей страничке в ФБ:
“После пыльной Константиновки Артемовск кажется чуть ли не мегаполисом, сохраняя, впрочем, очарование неспешного провинциального городка. Где-то рядом идет война. Об этом напоминает обилие солдат, которые часто встречаются на улицах, да военные машины, иногда проезжающие по дорогам. По вечерам в городе слышен грохот орудий. Как и в Донецке, местные безошибочно умеют определять прилеты, отлеты, и даже вид вооружения. Но при мне тишину города нарушал лишь шум ветерка и гул редких автомобилей.
– Наш мэр просто помешан на розах,их тут видимо-невидимо. Правда, некоторые их выкапывают по ночам, но все равно много, – с легкой гордостью говорит мне Лиза.
– Что даже больше чем в Донецке? – Удивляюсь я.
– Еще бы, недавно даже рекорд Украины по количеству кустов установили!
И, будто соглашаясь, качаются на ветру розовые бутоны вокруг пустого постамента от памятника революционеру.
***
В Артемовске всё напоминает о том, что это Украина. В желто-синий раскрашены столбы, у зданий висят государственные флаги, кое-где на стенах самопальное графитти на патриотические темы. “Украі?но!” – красуется на заборе чей-то порыв. “Донбасс – он был и будет нашим”, – написано рядом. Впрочем, подпись под “нашим” густо замалевана черной краской.
***
– Местные уже привыкли к солдатам, – рассказывает Лиза, – они и квартиры часто снимают для родных, и покупают товары в магазинах, иногда ходят в парикмахерские и кафе.
Перелом в отношении местных произошел во время выхода войск из Дебальцево. Тогда много растерянных, замерзших, голодных бойцов заполнили небольшой городок. Артемовские активисты ездили по улицам, собирали военных и забирали их к себе домой. Уставшие солдаты часто засыпали прямо на полу, а в домах всю ночь гудели стиральные машинки.
После трагедии в Константиновке в городе жесткий запрет на продажу алкоголя людям в форме. А после Дебальцево в феврале кое-кто после дней “котла” снимал стресс алкоголем. Много ли надо человеку, который сутками не спал под обстрелами, чтобы, накатив по соточке, свалиться на улице прямо с оружием… Про то, что творилось тогда в палатах и коридорах военного госпиталя, Лиза не любит вспоминать. Запомнилась одна история.
В больничном дворе сидели солдаты, повариха вынесла им кастрюлю борща. Ложек не было, на морозе мужики ели этот борщ руками, угощая щенков, которых они притащили с собой за пазухой.
***
Пью кофе в прохладном ресторанчике. На центральной площади двое парнишек в военной форме кормят стаю голубей, щедро рассыпая зерно из маленького мешочка. Птицы облепили военных с ног до головы. Вокруг них собирается кучка мелких пацанят.
– Сделайте так, чтоб он у меня на голове сидел, – кричит мальчик лет восьми в смешной кепочке.
Солдат Саша насыпает мальчишке зерно на козырек. Голуби хлопают крыльями, мальчишка довольно жмурится, Саша смеется белозубой улыбкой.
– Каратели, – вздыхает проходящий мимо дедок, – хороший кадр, – одобрительно добавляет он через пару секунд.
***
Моя подруга занимается проблемами переселенцев. Ее подопечные узнают ее на улицах.
Часть переселенцев, как только в Дебальцево “притихло”, вернулись домой. В городе остались те, кому уже некуда возвращаться. Многие уже обжились в предоставленных комнатах.
Иногда мне кажется, что меня зовут “Гуманитарка”. “Лиза, когда гуманитарка будет?” – первый вопрос задают, как только меня видят, – беззлобно ворчит девушка.
На вокзале встретили маму с дочкой. Девочка поздоровалась с Лизой.
– Пересленцы, у мамы пятеро детей, – рассказывает мне волонтер.
– Отдыхать едешь? – Спрашивает она ребенка.
Девочка улыбается и кивает. Они с мамой садятся в автобус.
***
Не все местные одобрительно относятся к патриотам. Мемориальную доску в честь Дмитрия Чернявского, убитого в Донецке на проукраинском митинге, два раза ночью разбивали неизвестные. Погибших украинских солдат из местных часто хоронят по-тихому, чтобы вандалы не осквернили могилу. Некоторые горловчане, которые приезжают за продуктами в Артемовск через пропускной пункт сектора С, недовольны: “Когда у вас тут “ДНР” уже будет, надоело ездить через блокпосты”, – возмущаются они в очередях. Не все понимают, что тогда за продуктами придется ехать еще дальше…
***
В Артемовске много рекламки о поездках в Россию. Ростов, Краснодар, Питер, Москва – объявления с телефонами перевозчиков красуются на каждом шагу. Кто-то даже рекламирует свои услуги, написав на асфальте контакты в цветах украинского флага. Наверное, какая-то особая разновидность местного троллинга.
***
Идем рядом с аллеей роз. Сзади окрик:
– Девчата, куда вы, не убегайте!
Оборачиваемся. За нами идет дядечка с ведром крупных груш.
– Так, быстренько взяли по груше, – командует он.
Мы смеемся. Теплая груша приятно лежит в руке.
– Такой у нас город, – улыбается Лиза”.

Донбасс

Комментарии