Про “братский народ”, пытки и казни – воспоминания пленного дончанина

 
2267

Воспоминания жителя Донецка, чудом выжившего после плена и пыток “братским народом” и его пособниками летом 2014. Про россиян, пыточные подвалы и стоящий запах смерти в них. Про силовиков-предателей и согласованность сдачи Донбасса.

Контингент

Все, кто на тот момент присутствовал в помещении – были вооружены автоматическим оружием российского производства. Незадолго до этого железо можно было получить, просто предоставив паспорт. За “гарантии от хороших людей” можно было выхватить ещё пару комплектов и гранаты.

Ну, как все… “Пророссийские”, назовем их так. Сугубо те люди, которые имели полномочия, дабы “опустить на подвал” (яму). У нас, к сожалению, оружия не было. Предварительно даже ремни и шнурки отобрали…

Там было два типа людей: донецкие силовики, предавшие присягу, и русские. Не нужно было много ума, дабы отличить их. Местных я знал лично. Россияне “палились” на акценте и отсутствии понимания курса валют. Они не знали, “сколько гривен стоит полноценный обед, а сколько шлюха”.

Исход Донбасса согласован…

Парадоксально, но в балаклавах были русские, в большинстве. Наши, местные, никого не боялись. Я даже задал вопрос тогда одному оперативнику. Он сказал, что исход уже согласован: Донбасс слили. Ублюдок бил больше всех…

Были как люди за 50, так и малолетки. Некто “сверчок”, если память не изменяет, был годов 15 отроду. Это был вертухай с автоматом и гранатами. Не понимаю, как он туда попал… Чем старше была публика, тем адекватнее. “Черные” – исключение. Там вообще не принципиально…

Мы – мясо

Мы были никем. Мясо. Просто методом дополнительного заработка. Если случались реальные ситуации, вся публика снималась. На тот момент это был ДАП. Русне заходили команды из захваченной администрации, далее приказы спускались ниже, “местным”. Донецкие подчинялись беспрекословно.

Та комната, в которой я “гостевал” – была площадью  квадратов в 20. Весь пол был усыпан бандерольными лентами от купюр. Аналогичное видел ещё в нескольких помещениях. Упаковки было так много, что на ней было удобно спать. Убежден, что деньги были подготовлены заранее.

Некоторые помещения не замыкали. Там лежали люди, которые уже не представляли опасности для боевиков. Люди, которые доживали последние часы. Их запытали до смерти. Видимо, у них не было денег, чтобы откупиться.

Был один персонаж, предположительно осетин, который получал удовольствие от пыток. Ему отдавали тех, кого выпускать не планировалось. Тварь резала людям кожу живьём, вырывала зубы, надевала пакет на головы, и так далее. Это было для него просто развлечением…

Экскурсии

Помню, как на экскурсию приводили какую-то повариху. Толстожопую бабу лет 40, в фартуке. Понятия не имею, что она там забыла. Думаю, местная была. Даже не смогу описать, с каким удовольствием она рассматривала пленных. Казалось, что если ей сейчас дадут в руки нож – вырежет всех.

Распорядок

В целом, распорядок дня был весьма типичен: тебя взбадривали металлическим уголком, пакетом или дубинкой, потом отводили на “допрос”, где сидели “хороший и плохой” мент. Далее давали телефон, чтобы обзванивать знакомых – искать деньги. Иногда кормили. Без вилок почему-то…

Иногда бывали и импровизации: нас вывели во двор и поставили под стенку. Человек 10, наверное. Тогда я почему-то подумал, что это конец… Все, наверное, так подумали. Затяжная пауза такая, потом звук затвора и тишина. Далее смех за спиной. Помню два таких “расстрела”. Страшно…

“Афганца” боялись

В соседней комнате сидел местный, который где-то провинился. Интересный персонаж, как выяснилось. Видно было, что к нему относятся с уважением. Как-то на допросе про него рассказывали: сказали, что при желании, он вырежет за ночь всю эту публику и пойдет домой… Его боялись.

Это был какой-то “афганец”. Когда его уже выпускали, не хотели отдавать золотую ладанку. Там было фото его братьев, погибших. Мне казалось, что он перебьет наших “конвоиров” голыми руками. Золото вернули. Ему единственному. Побоялись. Я пока так и не смог установить, кто он…

Смертники с мешками на головах

Была ещё одна, последняя по коридору комната. Туда привозили каких-то не простых людей. Троих я видел лично, но каждый раз у них на головах были мешки. Могу только предположить, что это были провинившиеся в чем-то кацапы. Может быть использованные, может мародёры, или ещё что…

Не один, насколько мне известно, живым из той комнаты не вышел. Их заводили, оставляли на час–полтора, затем убивали. Быстро, без пыток. Этого не скрывал никто, но никто так и не сказал, что это были за люди. Тела вытягивали ночью и куда-то увозили.

Запах смерти

В некотором смысле мне повезло. В моих бетонных апартаментах была огромная вентиляционная труба и большой вентилятор. Эта конструкция вытягивала запах. Запах смерти. Никогда его не забуду. Хуже этого запаха – только вопли людей, которые доживали последние часы.

Просто повезло…

Потом, благодаря своему соседу-сокамернику, вышедшему на свободу, и ещё благодаря целой цепочке событий – меня отпустили прямо с очередного допроса. Думаю, что это просто стечение обстоятельств и фантастическое везение. У меня был час, чтобы уехать из города. Тогда повезло…

Я не знаю, какое количество людей было убито в том подвале, а какое вышло инвалидами. Думаю, что очень много… Пол года назад, к слову, одного знакомого выпустили с “Изоляции”. Человек – инвалид на всю жизнь… Думаю, что то место, где побывал я – рай на земле, в сравнении с тем.

Уверенные в безнаказанности

Но я никогда не забуду самоуверенные лица силовиков, которые уже тогда понимали, что никакого наказания не последует. Тогда, в самом самом начале. 5 лет назад. А ещё – там был “братский народ”, расстреливающий украинцев. У этих тварей был карт-бланш!

Хватит. Спасибо за внимание!

Об авторе

Отдел расследований |

Гражданский активист, блогер. Беженец из оккупированного Донецка. Бывший пленный.

"Щоб лани широкополі, і Дніпро, і кручі,
Стали вам поперек горла, сепари *бучі!"

Комментарии