В родном Харькове 30-летний Евгений Каплин – личность известная. Еще в далеком 2005 году он основал общественную организацию «Пролиска». Некоторое время Евгений с единомышленниками занимался школьным самоуправлением: привлекал старшеклассников к общественно-полезным работам. Посещали детские дома, восстанавливали детские площадки, проводили арт-терапию с онкобольными детьми. А потом властьимущие «попросили» Евгения из самоуправления, которое он же и создавал. Тогда Евгений с активом молодежи основал общественную организацию и продолжил реализацию социально-полезных проектов.

Сегодня Евгений Каплин как волонтер уже плотно ассоциируется с Донбассом.

Первую гуманитарку собирали в Харькове, а деньги – по всей стране

С началом войны на Донбассе на базе «Пролиски» была основана гуманитарная миссия по помощи мирным жителям, оказавшимся заложниками войны. Гуманитарная миссия поддерживается известными международными организациями. Фронт работы – вся линия разграничения.

«До войны я занимался организацией культурно-массовых мероприятий и арт-программами в Харькове, в том числе и крупнейшего в Восточной Европе международного фестиваля танца “ART-Bomb international”. За все 6 лет существования фестиваля у нас участвовало около 11 тысяч детей из Донецкой и Луганской областей. Когда в 2014-м начались боевые действия в Славянске, ко мне обратились родители детей, которые участвовали в нашем фестивале, с просьбой привезти в город продукты, а также помочь эвакуировать семьи из зоны боевых действий. Вот так юные танцоры и их семьи стали первыми, кому наша миссия помогла на Донбассе», – вспоминает Евгений.

Никто из таксистов не хотел рисковать жизнью и ехать в Славянск. Потому Каплину пришлось взять в аренду транспорт, куда он загрузил около тонны продуктов, и самому туда поехать. По первым нескольким поездкам помогали знакомые предприниматели – продуктами или деньгами на аренду авто, заправку. «Как сейчас помню, первая поездка состоялась 4 июля 2014 года. Мы отвезли продукты для жителей села Семеновка и микрорайона Артема самого Славянска. А оттуда забрали двух женщин с четырьмя детьми. Увезли их в Изюм, в места компактного поселения», – вспоминает Каплин.

Уже 5 июля Славянск был освобожден. Поэтому волонтеры под свою опеку взяли другие населенные пункты – Краматорск и Николаевку (город под Славянском). «На этот раз помощь предоставили жители Харькова: в разных районах города мы установили 10 палаток, в которых волонтеры-переселенцы собирали гуманитарную помощь. Палатки стояли 3 месяца, за это время приблизительно 30 тысяч харьковчан не остались равнодушными к чужой беде. Они приносили вещи, продукты питания, лекарства. Луганчанин предложил нам бензин. Еще один мужчина сказал, что может на своей машине возить гумпомощь, он и до сих пор ездит с нами на Донбасс», – рассказал Каплин.

Сначала волонтеры ездили из Харькова раз в неделю. Это был некий гумконвой из 5-6 машин. Потом – чаще, два раза в неделю. По словам Евгения, когда линия фронта стала сдвигаться, он стал получать звонки о помощи от жителей других населенных пунктов – Авдеевка, Горловка, Лисичанск, Луганск, Трехизбенка. «За 2014-2015 годы на Донбасс нами было доставлено порядка 300 тонн помощи и около 3,5 тыс. человек эвакуировано. Все это было возможно только благодаря помощи тысяч простых людей, которые килограммом продуктов, гривной или литром бензина поддерживали миссию», – заметил Евгений.

Во время эвакуации людей из Дебальцево волонтеры выезжали на эвакуацию, ежедневно на заправку машин нужно было около 20 тыс. грн. «Туда доехать деньги на топливо были, назад нет. Я писал пост в Facebook. Приезжали в Дебальцево, садили людей в микроавтобусы. Выезжали на первую мирную точку – город Бахмут, где была первая заправка. Появлялась мобильная связь и мне приходили сотни СМС о зачислениях на карту. Кто-то перевел гривну, кто-то – тысячу. Это было счастье – деньги на заправку были собраны. Потом мы привозили людей в Харьков или Святогорск. Отсыпались немного, и все сначала», – вспоминает те напряженные дни собеседник.

 

Под опекой около полумиллиона человек

Уже более трех лет «Пролиска» являемся исполнительным партнером Агентства ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). А в период с 2017 по 2018 год также была партнером Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ). На сегодняшний день команда состоит из более 150 сотрудников и волонтеров. Штаб-квартира организации находится в Харькове, 10 штабов расположены на Донбассе.

«Наша деятельность сконцентрирована в 20-километровой зоне в ширину вдоль всей 457-километровой линии разграничения. Это огромная территория, по своему размеру сопоставимая с территорией Кипра. Мы ежедневно работаем в 600 населенных пунктах, где шестой год ежедневно ведутся боевые действия. В этих селах, поселках и городах на сегодняшний день проживают порядка 500 тысяч человек, включая 100 тысяч детей», – Каплин озвучил цифры.

В 2015 году «Пролиска» совместно с волонтером Викторией Ивлевой через Facebook адресно собирали деньги на покупку жилья конкретным семьям, которые проживали в зоне боевых действий. Таким образом удалось купить 10 домов и вывезти людей подальше от войны.

«Мы в этом году реализуем первый пилотный проект УВКБ ООН добровольного перемещения. Для людей, которые живут в изолированных локациях вдоль линии разграничения, при финансовой поддержке УВКБ ООН будет закуплено 25 домов или квартир в безопасной зоне, куда семья сама захочет переехать. На сегодняшний день мы уже приобрели 13 жилищ в рамках данного проекта. В них переехали семьи из Золотого-4, Травневого, Мироновки, Красногоровки, Старомарьевки, Лопаскино, Зайцево. В приоритете – семьи с детьми. Верхняя планка финансирования – до 5 тыс. долл. на одну семью. Например, многодетной семье из Золотого-4 мы смогли на эти деньги приобрести квартиру в Лисичанске, а семье из Красногоровки – большой дом в Константиновке. Две недели назад семья из села Лопаскино, которое расположено на линии разграничения сторон, вдоль реки Северский Донец в Луганской области, переехала в частный дом в Сватово в 100 км от линии фронта. Так как в этом селе не было транспортного сообщения с другими населенными пунктами и дети не могли посещать школу, их забрали в Сватовский интернат. Благодаря данному проекту, семья смогла воссоединиться», – Евгений поделился хорошими новостями.

«По сути, переселение людей в безопасное место – это обязанность государства. Но, к сожалению, в Украине жилищный вопрос должным образом до сегодняшнего дня не решается», – констатировал Каплин.

«Рикши» остались без миллионных заработков

В августе этого года миссия запустила два электрокара в зоне разведения войск между разрушенным мостом и КПВВ в Станице Луганской. Данный пеший пункт пропуска – единственный в Луганской области, который соединяет неподконтрольную и подконтрольную Украине территорию.

«Одна 8-местная электрическая машина, которая, согласно техническому паспорту предназначена для перевозки игроков в гольф, ежедневно с 16 августа делает по 60 рейсов в день, перевозя более 400 человек. За два месяца таким образом помогли пересечь линию разграничения примерно 25 тысячам человек. Ранее, до того пока на КПВВ начали функционировать наши электрокары, люди отдавали от 200 до 400 грн местным “рикшам”, которые перевозили людей с инвалидностью через КПВВ. Это были единственные средства передвижения, которые курсировали там. От перевозки 25 тысяч человек, “рикши” зарабатывали около 7,5 млн грн. За эти деньги можно было купить 25 гольф-каров, подобных тем, которые запустила наша миссия», – подсчитал волонтер.

Частным хосписам нужна помощь государства

Есть на Донбассе негосударственные дома престарелых – их тоже опекает «Пролиска». «О том, что у нас есть такие учреждения, я узнал в 2014 году. Тогда ко мне обратилась служитель протестантской церкви Олег Горбачев. Его семья еще в мирное время в Алчевске (Луганская обл.) организовала такой дом престарелых “Хоспис для пожилых людей”. Когда же город был оккупирован, Олег и его родные вынуждены были уехать, потому что протестантов преследовали. В приюте на тот момент оставалось около 30 стариков. А я тогда еще мог заезжать на неподконтрольную украинской власти территорию. Наши волонтеры эвакуировали всех стариков под Киев. В Броварах Олег Горбачев арендовал трехэтажный дом, где и сейчас живут пожилые люди из оккупированных территорий», – рассказал Евгений.

Туда зимой 2015-го года из Красногоровки волонтеры транспортировали одинокого пожилого мужчину. С ним случилась беда: из-за сильных морозов и отсутствия средств для покупки угля, в его доме было холодно и как следствие – одна нога была отморожена и отрезана. Мужчина получил инвалидность, но не мог никак это документально оформить, потому что у него был паспорт еще образца СССР. Из-за отсутствия паспорта гражданина Украины и не установленного гражданства и соответственно инвалидности, он не мог получать социальные выплаты. «И мы его перевезли в Бровары. Примерно 2 года длился процесс установления гражданства и получения украинского паспорта, а ведь без этого он не мог оформить инвалидность и получать пенсию от государства. И если бы не дом престарелых Олега Горбачева, даже не знаю, был бы этот мужчина сейчас жив», – разводит руками собеседник.

«Много случаев, когда старики, живущие на линии разграничения, брошены своими детьми, те уезжают на неподконтрольные территории, в Россию или в мирные украинские города. И поэтому они не могут претендовать на устройство в государственный дом престарелых. Отказывают по причине того, что у этих немощных стариков есть живые дети. Уже 2 года мы направляем государству предложения по изменению в законодательстве, но пока безрезультатно», – добавил глава гуманитарной миссии.

В 2017-м году к Евгению Каплину обратился волонтер Евгений Ткачев с предложением в его родном Часов Яре (Донецкая обл.) совместно организовать частный дом престарелых. «Первый в Донецкой области частный хоспис был открыт в июле 2017-го. При поддержке УВКБ ООН мы провели ремонтные работы в домах, которые были куплены под хосписы. На данный момент семья Евгения и наша гуманитарная миссия финансово поддерживаем существование этого дома престарелых: привозим одежду, продукты, средства личной гигиены, бытовую химию», – перечислил Каплин.

Подобные дома престарелых на сегодняшний день функционируют в Екатериновке, Новомихайловке, Гранитном, Дружковке, Мирнограде, Новолуганском. В основном они организованы отдельными семьями или религиозными громадами.

По подсчетам Евгения Каплина, согласно данным хосписа в Часов Яре, в среднем на содержание одного старика нужно от 3 до 5 тыс. грн. Для сравнения: в государственных домах престарелых на одного человека выделяется около 8 тыс. грн. Как правило, половина жителей частных хосписов не имеют пенсий из-за проблем с документами или получают минимальную пенсию менее 2 тыс. грн. Для бесперебойного функционирования хосписа, которым руководит Евгений Ткачев, ежемесячно нужно около 3 тыс. евро: для покупки продуктов питания, средств гигиены, медикаментов и оплаты коммунальных услуг. На сегодняшний день эти деньги волонтеры «Пролиски» вынуждены находить самостоятельно, используя внутренние ресурсы.

Солдатская каска с головой разговаривала со мной во сне

С началом войны Евгений Каплин побывал практически во всех горячих точках Донбасса – поселках рядом с Донецким аэропортом, Луганске, Дебальцево, Чернухино, Зайцево, Широкино, Авдеевке. Видел много горя, поломанных человеческих судеб.

«Меня мало чем удивишь сегодня, я в этом плане получил моральную закалку. Но я периодически вспоминаю Дебальцево. Вернее, оно приходит ко мне во снах. Очень тяжелый был период. Мы тогда под взрывы снарядов ежедневно вывозили людей. Около трех сотен людей каждый день мне звонили с просьбой эвакуировать, плакали в трубку. Кто-то погиб, так и не дождавшись помощи, кого-то завалило в подвале, кто-то взорвался на растяжке и его тело съели собаки. Несколько раз мне снилась собака, которую я видел в Дебальцево. Мы ехали на машине, а она перебегала дорогу, держа зубами человеческую руку. Несколько раз мне снилась солдатская каска, которая вместе с головою лежала на обочине дороги в Чернухино. Она говорила со мной во сне, я просыпался в холодном поту», – делится Каплин.

В последние годы он находится на Донбассе практически постоянно. Приезжая на несколько дней в месяц в родной Харьков, мужчина пугается взрывов салютов и петард. «После недельной миссии в Торецке (мы помогали развозить воду немобильным лицам, в 70-ти тысячном городе не было воды из-за повреждения трубопровода) я долгое время пугался шороха листьев. Это было связано с тем, что в то время, когда я стоял под своим офисом в Торецке в вечернее время суток из окна многоэтажного дома практически на меня вылили ведро с фекалиями. Из-за отсутствия воды местные жители использовали воду из батарей, а также собирали дождевую воду, а чтобы не тратить воду в туалете, кто-то выливал нечистоты прямо из окон», – вспоминает волонтер.

В команде Евгения Каплина есть 11 психологов, которые ежедневно работают с людьми в зоне конфликта. Но сам глава миссии к помощи психологов не прибегал. «Мне просто некогда раскисать и опускать руки. Каждый день на Донбассе что-то происходит, и тысячи людей нуждаются в нашей помощи», – заключил он.

Работа не отпускает

Пока Евгений на Донбассе, в Харькове его ждет 52-летняя мама. «Мама не знала, что я в июле поехал в Славянск отвозить продукты и эвакуировать людей. Уже сказал об этом постфактум. Конечно, она переживает. Мы часто созваниваемся. Сейчас она знает обо всех моих перемещениях, т.к. имеет профиль в соцсети Facebook», – отметил волонтер.

Евгений раньше имел семью – до войны 8 лет жил в гражданском браке, но когда занялся волонтерской деятельностью – расстались. «Я же большую часть времени проводил в разъездах по Донбассу. С таким ритмом жизни и графиком работы, как у меня, довольно тяжело состоять в отношениях», – говорит он.

«Конечно, хочется семью, детей. Но работа не отпускает. Мечтаю занимать не доставкой еды и воды в разбомбленные села, а устраивать фестивали для детей. Хочется видеть улыбки на лицах, а не слезы на глазах. Но для того, чтобы вернуться в Харьков, нужно найти ответственного человека, который бы продолжал управлять гуманитарной миссией. Хотел бы, чтобы государство национализировало “Пролиску”, так же как в свое время “Приват”. Поставило бы своего управляющего, финансировало и выполняло тот же объем работы, какой делали мы. Я с удовольствием подарю государству нашу гуманитарную миссию, а по сути – помощью незащищенным гражданам Украины на линии разграничения», – резюмировал глава миссии «Пролиска».

Анна Курцановская

Комментарии