Шоковая терапия для адептов “русского мира”  Украиной начата тихо и без предупреждения. Сегодня, 2 октября 2020 года, второй день действия денежной реформы НБУ в Украине. Украина меняет купюры и монеты, выпущенные до 2003 года, на новые, с новыми “картинками”.

Согласно постановлению НБУ, все эти деньги с 1 октября 2020 года изымаются из обращения и перестают быть средством платежа на территории Украины. На обмен денег старого образца на новые установлены сроки 3 года. Но бизнесу на территории Украины (легальному) установлен срок до 16 октября 2020 для завершения инкассации остатков подобных денег и сдачи их в банк. После 16 октября 2020 года купюры старого образца не будут инкассировать  банками, а будут приниматься только для обмена по другой ведомости. Гражданам дано 1 год сроку для обмена старых денег во всех банках Украины. После 2021 года старые деньги в течении 2-х лет можно будет обменять только в уполномоченных банках государства: “Ощадбанк”, “Приватбанк”, “Райфазенбанк”, “ПУМБ” – Источник.

 

Что это значит для оккупированных территорий?

Что это значит для товарищей-пенсионеров с двумя пенсиями (русской оккупационной и украинской), “чёрных менял” на оккупированных территориях  (у них оборот только наличными купюрами, легально из них никто в Украине не работает), мародёров (ограбивших в 2014 году украинские банки в Донецке и ждущих случая для легализации своей заначки), прочих украинских граждан (оказавшихся заложниками в зоне российско-бандитской оккупации)? Поясняю как человек, прошедший через две “денежные реформы” при СССР и независимой Украине: если у вас есть старые деньги  Украины в наличном виде, купюрами и монетами с годами выпуска НБУ до 2003 года, то вам необходимо в течении 3-х лет появиться в банке государства Украина и обменять старые деньги на новые.

Причём если сумма достаточно большая, то вам, вероятно, придётся пояснить происхождение этих купюр у вас в кошельке или мешке. А ещё вам придётся как-то перевезти это через линию фронта, где стоят “голодные” блокпосты “русского мира”, и не менее злые на вас блокпосты свободной Украины. Разрешённые суммы перевоза наличных денег через линию фронта вы, надеюсь, знаете? Они ограничены. Возможно, вам придется так мотаться с риском для себя и ваших денег не один раз через линию фронта. Но на сегодня блокпосты закрыты уже почти год! Да и свободное перемещение в принципе уже невозможно без объявления причины поездки представителям  российской оккупационной администрации. Кто из вас, интересно, решиться объявить пособникам российских оккупантов, что едет в свободную Украину менять свои наличные деньги, которые будут в “большой китайской сумке”? Вы уверены, что русские вас не ограбят на выезде? Или не придут к вам в гости до вашего выезда в Украину?

А время идет… Часики тикают. Сейчас у украинцев самих будет ажиотаж небольшой с обменом и торговлей, много “непоняток” с этими обменами деньгами. В банках количество стоящих в очереди ограничено – эпидемия же. Ну, что я вам буду рассказывать, как нерусским? Вы же сами всё про это знаете. Кстати, чтоб добраться до украинского банка, вам с 1 октября 2020 года придется где-то раздобыть украинских денег нового образца. Ведь старые уже не будут являться средством платежа, и могут не приниматься водителями и кассами ж\д вокзалов в оплату. Например, вы пересекли благополучно русские блокпосты, и вот заходите в автобус до украинского пункта контроля, а с вас могут потребовать оплату новыми украинскими деньгами. И что вам делать тогда? Пешком, широкими русско-сепарскими шагами осуществить марш-бросок до первого украинского банка, например, в Волновахе? Да, на украинской стороне может быть передвижной пункт банка, а может и не быть, могут закончиться наличные для обмена, может быть очередь аж до ночёвки в поле.

Как это было в СССР?

Тем, кто не успел родиться в “советском бронепоезде”, хочу напомнить ДЕНЕЖНУЮ РЕФОРМУ ПАВЛОВА.

Итак, я вспоминаю этот “кошмар на улицах роз” в Донецке тогда в 1991 году. У тебя есть деньги целых 800 рублей советских (зарплата шахтера из хорошего забоя), но они все купюрами по 50 и 100 рублей старого советского образца. Так дали зарплату 20-го числа (в СССР 5-е и 20-е были “святые дни” аванса и получки) в строительном кооперативе. И ты, с*ка, ну, ничего не можешь купить, даже пожрать в магазине!!!

Особенно меня тогда поразили толпы цыганок у “Главпочтамта” в 21-30 22 января 1991 г. с пачками сотенных купюр в “насисниках”, в руках, и в подъюбниках. Толстенные и не очень, смуглянки с золотыми цепями на шеях и золотыми огромными “шайбами” в ушах, в платках из переливающегося радужного шифона с люрексной ниткой, при выходе на улицу в пуховых серых “оренбургских платках”.

Я впервые видел столько денег и людей “необычных ” в поздний час в городе. Дело в том, что тогда только “Главпочтамт” работал до 23-00, и можно было сделать денежный перевод, тот кому переводили – уже получал деньги на почте в новых купюрах. Я охеревшими ушами слышал о переводе на 10-15 тысяч рублей, для советского человека это был огромный недосягаемый выигрыш в “Спортлото”.

22 января 1991 года Президент СССР Михаил Горбачев подписал указ, согласно которому старые купюры образца 1961 года номиналом 50 и 100 рублей изымались из обращения. Объявление о реформе прозвучало в программе «Время» в 9 вечера — большинство банков и магазинов было закрыто.

С полуночи эти купюры прекращали хождение. За три дня нужно было успеть обменять «старые» деньги, но не более 1000 рублей. Ограничения коснулись и возможности снимать деньги со сберкнижек — не более 500 рублей в месяц. Инициатор реформы Валентин Павлов за восемь дней до подписания указа стал премьер-министром СССР.

Шоковое воздействие конфискации на население связано и с заверениями Павлова, который много раз до указа утверждал, что “никакой подготовки к реформе не ведется”.

Реформа ударила по тысячам людей, многие из которых лишились многолетних накоплений. Одномоментная денежная реформа, проведенная вдруг и без предупреждения, стала фактической конфискацией денег у населения. Лишь единицы успели разменять «полтинники» и «сотки» заранее, не доверившись обещаниям Павлова, или в тот же вечер, пока «карета не превратилась в тыкву». Кому-то тогда удалось расплатиться с таксистом, кто-то успел прибегнуть и к иным мерам.

«Сразу после сообщения в программе «Время», как рассказывают очевидцы, нетерпеливые граждане бросились на центральный телеграф для оформления почтовых переводов, на вокзалы – к кассам, где закупали «целые» вагоны с тем, чтобы билеты потом сдать. Уже в ночь с 22 на 23 января начали выстраиваться очереди к сберегательным кассам. К утру они выросли в десятки раз», — писала 23 января газета «Известия».

На замену изъятым купюрам пришли новые – образца 1991 года. Деньги меняли в Сбербанке, реже — по месту работы и в почтовых отделениях. Царили ажиотаж и паника. Многие обменять деньги просто не успели — не смогли вырваться с работы, были в командировке, лежали в больнице и так далее — и потеряли накопления.

«Можно сказать, что страна в эти дни не работала. В первые два дня в обществе царила паника – люди фактически штурмом брали сберкассы. Оказалось, что накануне «павловской» реформы зарплаты выдавались 50- и 100-рублевыми купюрами, которые как раз и подлежали замене. Особенно трагическими эти дни оказались для людей пожилого возраста, которые боялись не успеть сдать старые деньги и получали инсульты и инфаркты в очередях и дома от переживаний и давки.

Короче, украинцы Донецка, я себе с вами не завидую. А “русскомирцам”…  так им и надо!!! Хоть это греет душу перед предстоящими потерями. Донецк – это Украина!

Житель временно оккупированного Донецка. Автор резонансных журналистских расследований. До оккупации Донецка российскими военными формированиями и их пособниками учился в ДонНТУ на кафедре искусственного интеллекта и системного анализа. Характер нордический выдержанный, холост, беспощаден к врагам своего государства. Сегодня живет под девизом "Всё для фронта! Всё для победы!"