«Сеть агентов выглядит реальной угрозой»: как РФ воюет с Украиной в YouTube

27
Кремлеботы


Более трех с половиной тысяч аккаунтов YouTube, зарегистрированных 24-25 февраля, почти тысяча суперпроизводительных пользователей: об этом говорится в отчете IT-компании Trementum, изучавшей российскую пропаганду в комментариях под англоязычными видео на YouTube. Специалисты проанализировали поведение тысяч пользователей в первые несколько недель полномасштабной войны и обнаружили, что активность там была скоординирована – обычно такие действия называют атакой ботов, пишет проект Радіо Свобода Донбас.Реалии.

В интервью Радио Донбасс.Реалии аналитики Trementum Екатерина Кононова (ScD, R&D Director at Trementum Analytics) и Татьяна Гайдучик (Data Scientist at Trementum Analytics) рассказали о том, как изменились «цифровые» планы российской пропаганды, почему массированные комментарии могут работать против Украины, и почему YouTube не спешит блокировать вероятно фейковые аккаунты.

– Россия планировала блицкриг на поле боя в Украине и, исходя из вашей аналитики, так же хотели сделать и в YouTube. В отчете Trementum говорится: «24-25 февраля 2022 года, в первые два дня полномасштабного вторжения России в Украину, было зарегистрировано 3590 новых аккаунтов, что в 6,9 раза превышает средний показатель регистрации. 930 пользователей комментировали со скоростью более пяти комментариев в минуту; 5 самых быстрых достигли рекорда – более 55 комментариев за 60 секунд». Удался ли им этот цифровой блицкриг?

Екатерина Кононова: Да, кажется, что такой план был, причем не только в ютубе. Мы также анализировали прокремлевскую пропаганду в других социальных сетях и видели определенный всплеск в начале войны, он длился около двух-трех недель. Однако впоследствии этот массированный вброс сошел почти на нет – уже в конце апреля мы наталкивались на комментарии от украинцев, которые отмечали, что больше не с кем спорить.

Относительно комментариев они были не слишком сложны. Вообще, когда мы делали аналитику Z-пропаганды в фейсбуке, ютубе и инстаграмме, у меня создалось впечатление, что она была ориентирована на оффлайн. В Украине мы живем в XXI веке, считаем, что идеи можно эффективно продвигать через социальные сети. Но, кажется, для них главный инструмент – это телевидение, требующее других инструментов, иного опыта.

Они не очень мотивированы, в отличие от тысяч мобилизовавшихся в первые дни войны украинцев

Татьяна Гайдучик

Татьяна Гайдучик: Например, мы исследовали деятельность телеграмм-канала «Кибер фронт Z», где размещают указания для российских волонтеров или, возможно, наемных работников. К примеру, пишут: «Вот твиттер президента Украины, он там написал вот это. Атакуем, пишем такой-то месседж». Нам было интересно, как это оказывает влияние, и мы смотрели, сколько людей от них приходило в комментарии, что они писали. Хотя у этого канала более ста тысяч подписчиков, единственная сеть, где мы увидели хоть какой-то всплеск, был ютуб, в фейсбуке и твиттере это вообще не имело никакого эффекта. Наверное, они не очень мотивированы, в отличие от тысяч мобилизовавшихся в первые дни войны украинцев.

Екатерина Кононова: Но все равно определенное влияние эта пропаганда оказала. Мы говорим, в первую очередь, об англоязычной аудитории, людях, которые далеки от политики и понимания ситуации в Украине. Здесь срабатывает известное правило – не имея собственного мнения, что услышишь от трех, то и является правдой.

– Был ли ютуб готов к подобному наплыву ботов? Нельзя же подобное количество аккаунтов зарегистрировать вручную. Это должны быть какие-то макросы или специальные программы для массовых регистраций и комментирования. Все ли это делается вручную?

Екатерина Кононова: Есть несколько стратегий создания ботов. Иногда на это тратят много времени и денег, и тогда фейковые аккаунты трудно отличить от реальных людей. Но в других случаях ботов создают пачками, автоматически. Об этом свидетельствует, например, анализ имен пользователей, сделанный в настоящем отчете и других наших исследованиях.

Татьяна Гайдучик: Когда нужно быстро кого-то назвать, вы вводите какое-то имя, чтобы не заморачиваться: Иван Иванов, Джон Смит.

%d1%81%d0%b5%d1%82%d1%8c-%d0%b0%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d1%82%d0%be%d0%b2-%d0%b2%d1%8b%d0%b3%d0%bb%d1%8f%d0%b4%d0%b8%d1%82-%d1%80%d0%b5%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%be%d0%b9-%d1%83%d0%b3%d1%80%d0%be from-telegram img_62dc506116337
График имен «пользователей»

– То есть 200-300 человек сидят и вводят в ютуб какие-то имена для регистрации ботов? Это не делается с использованием специальных программ или нейросетей?

Екатерина Кононова: Нейросеть – это очень сложная технология для такой задачи.

Татьяна Гайдучик: Купить 100 сим-карт значительно дешевле, чем нанять человека, который бы писал сложный алгоритм, способный противостоять блокированию со стороны социальных сетей.

Екатерина Кононова: Мы анализируем тысячи пользователей, рассматриваем их в определенных совокупностях. Например те, которые оставляют комментарии быстрее, чем пять в минуту. Или совокупность пользователей, имеющих одинаковое имя, и смотрим, что они постят. Или совокупность тех, кто дублирует контент – оставляют одинаковые комментарии под десятками разных видео. Относительно таких пользователей мы говорим о признаках скоординированной активности.

– Признаки, которые вы приводите, очевидно должны говорить YouTube, что эти пользователи – боты. И якобы сервис должен их блокировать без экспертной аналитики или материалов в СМИ.

Война ботов – это лишь часть всеобщего развития социальных сетей

Екатерина Кононова

Екатерина Кононова: Мы в своем отчете собственно и пишем, что многие признаки не нуждаются ни в какой аналитике. Достаточно простых алгоритмов, чтобы этих пользователей по крайней мере маркировать как подозрительные. Но ютуб этого не делает.

Война ботов – это лишь часть всеобщего развития социальных сетей. В других наших исследованиях мы, например, видим множество спамеров. Они пишут о чем угодно, часто это очень длинные комментарии – 200-300 слов, дублирующихся большое количество раз и активно распространяющихся. Для пользователей спам – это неприятно, но для социальной сети – это капитал. Чем больше контента, тем лучше для сети, поэтому построено много оценок их эффективности, так они зарабатывают. Поэтому сейчас существует определенное давление с целью ввести регулирование социальных сетей.

%d1%81%d0%b5%d1%82%d1%8c-%d0%b0%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d1%82%d0%be%d0%b2-%d0%b2%d1%8b%d0%b3%d0%bb%d1%8f%d0%b4%d0%b8%d1%82-%d1%80%d0%b5%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%be%d0%b9-%d1%83%d0%b3%d1%80%d0%be from-telegram img_62dc50614ccec
Самые частые дублируемые комментарии

Татьяна Гайдучик: Мы, имея только открытые данные, смогли идентифицировать тех, кто может быть вовлечен в координированную активность. Мы не имеем, например, данных об IP-адресах пользователей, а ютуб их имеет и вообще обладает огромным количеством информации. Но зачем им терять ресурс и аудиторию?

– Есть ли региональная направленность в пропагандистских комментариях?

Татьяна Гайдучик: Цель прокремлевской пропаганды – это не только изменить мнение людей или убедить их в собственной правоте, но и сдвинуть фокус внимания. Для каждого сегмента ютуба, для каждой страны у них были определенные стратегии. Недавно мы проводили подобные исследования в твиттере и увидели, что для итальянской и французской аудитории процент пророссийских комментариев выше, чем для других стран Европы.

Екатерина Кононова: Конечно, комментарии видят все независимо от региона. Но, например, определенное количество комментаторов критикует политику Байдена – это нарративы для американцев. Были нарративы об американцах, но для европейцев – например, что США всегда бомбили Ирак и Афганистан, что НАТО всегда всех бомбит, и зачем Европе помогать американцам добиваться собственных целей. Есть отдельные нарративы в региональном разрезе внутри Европы.

– В своем отчете вы анализируете поведение «ботов» в феврале-апреле 2022 года. Продолжаете ли вы отслеживать эту проблематику? Учитывая неудачи на военном фронте, российское правительство могло соответственно изменить не только тактику действий своей армии, но и ботов в социальных сетях. Эти кибератаки являются частью военной доктрины РФ, и они могли подстроить стратегию под новые обстоятельства.

Хотя Украина достаточно успешно борется с прокремлевскими пропагандистами, они параллельно разворачивают сеть агентов

Екатерина Кононова

Екатерина Кононова: Мы следим за этим, и стратегия действительно меняется. В начале войны мы провели исследование «Z-пропаганды» в социальных сетях, которое продолжилось потом. Первые две недели вторжения мы видели массированные вбросы почти одинаковых комментариев – в фейсбуке, в ютубе, в инстаграмме. Смешно было смотреть, кстати, как количество комментариев значительно уменьшилось 8 марта – официальный выходной, наверное, все пошли покупать цветы (смеется). По нескольким причинам это не имело развития – и социальные сети частично заблокированы в России, и организация была не очень эффективной.

Однако сейчас, хотя Украина достаточно успешно борется с прокремлевскими пропагандистами, блокирует их контент и аккаунты, они параллельно разворачивают сеть агентов, не имеющих медийных имен, но дублирующих нарративы ключевых пропагандистов. Охватывая большую аудиторию, которая к тому же быстро растет, они достаточно эффективно их продвигают. Подобная сеть выглядит реальной угрозой. То есть, мы видим, что они адаптируют свои стратегии под новые условия.

Сейчас мы концентрируемся на локальных направлениях – чешское, словацкое, болгарское и венгерское сегменты. Контента меньше, но есть что изучать – почти в каждой стране есть журналисты, которые изнутри продвигают прокремлевские нарративы.

Полный отчет компании можно прочесть на их сайте.

Источник: Михаил Штекель, для Донбасс.Реалии

Опубликовано на Stopfake.org.

Avatar photo
Stop Fake - журналистская организация, главная цель которой ‒ верификация информации, усиление медиаграмотности аудитории и борьба за четкое размежевание между журналистикой фактов и пропагандой.

Комментарии
😡 😲 🙄