Российские СМИ манипулятивно исказили суть сказанного главой украинского МИДа. В Евросоюзе, США, многих других странах поддерживают необходимость в возбуждении дела против РФ, идею спецтрибунала поддерживает и ряд международных организаций. Таким образом ведется дискуссия не о необходимости — все согласны, что он необходим, а лишь о формате, в каком этот суд будет проходить. 

Ряд прокремлевских ресурсов распространили «новость» о том, что Евросоюз якобы отказывается «создавать спецтрибунал по спецоперации Армии России на Украине».

«Новой Гааги» не будет», «Международный уголовный суд не хочет признавать российскую СВО агрессией», — такие выводы сделал сайт «Русская весна» на основании интервью главы украинского МИДа Дмитрия Кулебы.

%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%bf%d1%83%d0%bb%d1%8f%d1%86%d0%b8%d1%8f-%d0%b2-%d0%b5%d0%b2%d1%80%d0%be%d0%bf%d0%b5-%d0%be%d1%82%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d1%8b%d0%b2%d0%b0%d1%8e%d1%82%d1%81%d1%8f-%d0%be from-telegram img_62efb4e27164f
Скриншот — rusvesna.su

Уже в привычном стиле российский агитпроп исказил суть сказанного министром иностранных дел Украины Дмитрием Кулебой во время интервью информагентству «Укринформ».

Так, на вопрос «Реально ли с нынешними настроениями наших партнеров в Европе реализовать идею Спецтрибунала для руководства России за военные преступления в Украине?» Дмитрий Кулеба ответил, что это сложная тема, ведь идёт речь о юридическом решении, где будет зафиксировано, что Владимир Путин является преступником и несёт ответственность за приказы, в результате которых погибли десятки тысяч человек.

«Не буду скрывать, здесь им страшновато по разным причинам. И по политическим, потому что с 1945 года было всего два таких случая – Нюрнберг и попытка суда над Милошевичем, когда европейского лидера судили за преступления во время войны. А практика судить лидера другого государства, скажем так, очень шаткая. Во-вторых, есть клуб фанатов Международного уголовного суда (к которому мы тоже относимся). В его уставе написано, что одним из преступлений, по которым он может судить, является агрессия. Но на практике сугубо по юридическим причинам он не может применить эту статью конкретно к случаю Украины и России. Наши партнеры говорят: «Не нужно создавать Трибунал, потому что у нас есть МУС(Международный уголовный суд — прим. редактора), нельзя создавать ему альтернативу». А мы говорим: «Погодите, что важнее – интересы МУС, не желающего никаких временных альтернатив себе, или справедливость, ради которой МУС существует?». Здесь у них возникает ступор, потому что они и за справедливость, и за МУС. Короче говоря, есть проблема институционального эгоизма и в вопросе Международного уголовного суда, и в вопросе создания спецтрибунала. Но мы эту работу ведем и я думаю, что результат будет», — пояснил министр.

Таким образом, речь идет не об отказе признавать войну России в Украине агрессией, и не об отказе расследовать и привлекать к ответственности виновных за войну, военные преступления, совершенные против украинцев. Речь идет о формате, в каком такой суд будет проходить, и юридических тонкостях этого вопроса.

Важно отметить, что в середине июля Европейский Союз, США, Великобритания, Япония и ряд других стран выступили в поддержку Украины в возбуждении дела против РФ в Международном суде.

«Мы подтверждаем нашу поддержку заявления Украины о возбуждении дела против Российской Федерации в Международном суде согласно Конвенции 1948 года о предотвращении преступления геноцида и наказании за него, которое (заявление) направлено на то, чтобы установить, что у России нет законных оснований для военных действий в Украине, (начатых) на основании необоснованных обвинений в геноциде. Мы снова заявляем о важности этих разбирательств и снова призываем Россию немедленно приостановить свои военные операции в Украине, как это определено судом в его постановлении о временных мерах от 16 марта 2022 года», — говорится в заявлении.

Также идею создания спецтрибунала поддержали такие международные организации, как Парламентская Ассамблея Совета Европы (две резолюции – 27 и 28 апреля соответственно), Европейский парламент (резолюция The fight against impunity in Ukraine от 19 мая), Парламентская ассамблея НАТО (декларация была принята 30 мая), Парламент ОБСЕ (резолюция от 6 июля).

%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%bf%d1%83%d0%bb%d1%8f%d1%86%d0%b8%d1%8f-%d0%b2-%d0%b5%d0%b2%d1%80%d0%be%d0%bf%d0%b5-%d0%be%d1%82%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d1%8b%d0%b2%d0%b0%d1%8e%d1%82%d1%81%d1%8f-%d0%be from-telegram img_62efb4e27164f
Скриншот — interfax.com.ua

Идея создания отдельного трибунала для России обсуждается на протяжении уже нескольких месяцев. Эксперты отмечают, что создание с нуля специального международного трибунала — не такой и быстрый процесс. Посол по особым поручениям МИД Украины и координатор этого направления Антон Кориневич ответил в интервью для ресурса ZMINA, что на данный момент рассматриваются несколько моделей специального трибунала. Речь идет о:

  • многостороннем международном договоре;
  • гибридном суде по соглашению с ООН;
  • гибридном суде по соглашению с региональной организацией (ЕС, Совет Европы).

Также Кориневич пояснил в интервью для Gazeta.ua, что сегодня не существует международного суда или трибунала, который мог бы судить за преступление агрессии, от которого исходят остальные преступления, такие как преступление геноцида, преступления против человечности, военные преступления. За совершение преступления агрессии преступников судили на Нюрнбергском и Токийском международных военных трибуналах, и после них подобных трибуналов больше не было.

«Имеем самую большую войну в Европе после 1945 года и надлежащим юридическим ответом на нее будет создание специального трибунала, который сможет судить российских чиновников за совершение, планирование, ведение агрессивной войны против Украины. Этот трибунал никому не помешает. Потому что другого международного суда, который занимался преступлением агрессии, нет. Тем более, он сможет двигаться гораздо быстрее других международных судов и трибуналов», — отметил Антон Кориневич.

Опубликовано на Stopfake.org.

Avatar photo
Stop Fake - журналистская организация, главная цель которой ‒ верификация информации, усиление медиаграмотности аудитории и борьба за четкое размежевание между журналистикой фактов и пропагандой.

Комментарии
😡 😲 🙄