The Washington Post: Кровавый уголь – как Россия продает краденое с Донбасса

Несмотря на падение рынков, поезда все еще возят нелегальный уголь в Россию, а затем - зарубежным покупателям.

519
Вугілля з Донбасу
Украинский государственный флаг развевается над поездом, наполненным, по официальным документам, российским углем, который активисты остановили в сентябре в Сосновке на западе Украины.

Перевод оригинальной статьи “Dirty Fuel”, напечатанной в The Washington Post – наиболее известной и влиятельной газете Соединенных Штатов Америки. Публикуется впервые.

Авторы – Джоби Уоррик и Стивен Мафсон.
Перевод – Ярослав Вишталюк (twitter.com/VJaroslaw).


Каждый день ржавые вагонетки погружаются в угольные шахты на востоке Украины, чтобы вывезти новую партию черного топлива, которое помогает финансировать местных “повстанцев” (незаконные военные формирования – прим. ред.), поддерживаемых Кремлем вот уже почти шесть лет.

Этот редкий вид угля с металлическим блеском, называемый «антрацит», сгорает почти без дыма и имеет большую цену даже в трудные экономические периоды. А еще это контрабанда, которую нельзя законно продать зарубежным покупателям. Поэтому загруженные углем вагоны направляются на восток в Россию, где исчезают без следа.

По схеме, которая разыгрывалась уже сотни раз, уголь проходит через сеть  российских компаний, которые, по документам Министерства финансов РФ, перепродают его иностранным покупателям, которые не имеют никакого представления, что покупают уголь криминального происхождения из зоны боевых действий. Однако в последнее время из-за падения цен на топливо в результате глобальной пандемии даже такой уголь мало привлекает потенциальных клиентов. И это, вероятно, катастрофическая новость для мятежных восточных областей Украины (де-факто оккупированных Россией регионов – прим. ред.) – и для россиян, которые их поддерживают.

 

Мапа 1

Если верить официальной отчетности и оценкам независимых аналитиков, несмотря на продолжение незаконной торговли, все меньше угля в последние месяцы пересекает Украину-российскую границу, а рыночная цена антрацита продолжает снижаться. Для востока Украины это означает уменьшение зарплаты шахтеров, потерю доходов лидеров сепаратистов и все большую нестабильность в регионе, который и так уже давно превратился в сплошную головную боль в отношениях США с Москвой.

«Этот путь экспорта, в принципе, предназначен только для вывоза ворованной продукции из одной страны в другую», – говорит аналитик Брайан Милаковски, который в Украине изучает экономику восточных областей. “Сейчас деньги, которые должны попасть в кошельки людей в «республиках», больше туда не попадают, и это вызывает социальное напряжение. А пандемия Сovid-19 все только ухудшает”.

Под угрозой коллапса находится источник доходов, компенсировавший огромные суммы – от $ 1 до $ 3 миллиардов в год – которые Москва тратила на поддержку самопровозглашенных «ЛДНР», части двух областей, находящихся под контролем пророссийских сепаратистов, которые ведут бесчестную “гражданскую” войну против Украины.

 

Мапа 2

Эти регионы, известные под общим названием «Донбасс», являются местом расположения высокопроизводительных частных угольных шахт и металлургических заводов, которые были «национализированы» лидерами «повстанцев» в 2017 году. С тех пор бесконечный поток вагонов перевес миллиона тонн украинского антрацита и стали в Россию в рамках того, что американские и украинские официальные представители называют тщательно спланированной махинацией, которая превращает незаконную контрабанду на твердую валюту.

Как свидетельствуют таможенные реестры, еще недавно всю схему контролировал один бизнесмен. Украинский миллиардер Сергей Курченко и его небольшая сеть компаний контролировали весь поток угля из восточной Украины (ОРДЛО – прим. ред.) В России. По данным европейских и американских следователей и независимых аналитиков, эта же сеть продавала российский уголь покупателям во всем мире, а вместе с ним – и антрацит, добытый на востоке Украины.

Российские СМИ сообщали, что не так давно Курченко потерял монопольное право на вывоз украинского угля, это было подтверждено официальными документами. Однако компании, связанные с Курченко, продолжали тоннами вывозить уголь минимум до начала апреля этого года – об этом свидетельствуют таможенные декларации, полученные C4ADS, вашингтонской некоммерческой организацией, которая специализируется на аналитике данных о незаконной торговле в зонах военных конфликтов.

От редакции “Инфорпост”: расследование C4ADS в переводе публиковалось нами ранее.

Черная земля: магнаты-милениалы, прокси-войны и континентальная торговля краденым углем

Миллиардер Сергей Курченко в Харькове, Украина, 2013 год. (Stanislav Belousov / Reuters)

34-летний Курченко – давний друг семьи Виктора Януковича, бывшего Президента Украины, которого народное восстание в 2014 году заставило уйти с должности и эмигрировать в Россию. Курченко, который тоже сейчас живет в России, украинские правоохранители обвиняют в уклонении от уплаты налогов и других многочисленных уголовных преступлениях, связанных с его энергетическими компаниями, он также занесен в списки экономических санкций США.

Попытки подобраться к Курченко через две его российские компании провалились. В 2014 году он выступил с заявлением через одну из своих компаний, в котором отверг все обвинения, назвав себя честным бизнесменом. После этого он отказался от любых интервью и теперь лишь изредка появляется на публике.

«Он скрывается в Москве все это время, потому что Украина объявила его в розыск, – говорит старший аналитик C4ADS Джек Марголин. – Но мы видим по торговым показателям, это не мешает ему заниматься бизнесом».

‘Это настоящее отмывание денег’

До 2014 года на украинский регион «Донбасс» приходилось до 10% ВВП страны, в основном благодаря углю и стали. Антрацит на самом деле очень сложно добывать, поскольку его пласты находятся на более чем километровой глубине. Но его чрезвычайно высокая цена обеспечивала десятки тысяч шахтеров и служила надежной базой для украинской экономики.

Практически все шахты этого региона принадлежали двум частным компаниям, которые продолжали свою работу даже когда в регионе вспыхнула война. После того, как в 2017 году киевская власть ввела экономическую блокаду мятежных областей, лидеры сепаратистов захватили шахты и металлургические заводы, объявив уголь своим – но встретились с отказом международных покупателей иметь дело с краденым товаром.

С тех пор регион стал полностью зависимым от России, которая уже потратила миллиарды долларов на пополнение его казны «хотя бы на базовые расходы», – говорит Андерс Аслунд, шведский экономист и эксперт по экономике стран Восточной Европы. «Это экономическая дыра, – говорит Аслунд. – Выглядит действительно ужасно, все крупные производства стоят».

В конце концов Москва была вынуждена обеспечить сепаратистам доступ к рынкам. Европейские покупатели могут сторониться краденого угля с Донбасса, но большинство других готовы торговать с Россией, которая является мировым лидером экспорта ископаемого топлива разных видов. Поэтому, как утверждают американские чиновники и аналитики, с помощью российских вагонов и корпоративных махинаций уголь Донбасса теперь превращается в «российский».

«Они называют это экспортом, – говорит Милаковски. – Но на самом деле это просто отмывание». Московская торговля с Донбассом ведется незаметно, но все скрыть невозможно. Импорт угля и стали из этого региона фиксируется в российских таможенных декларациях и судебных решениях. Украинские активисты, которые противодействуют прокремлевским самопровозглашенным «лидерам», используют Twitter и другие соцсети для распространения фото и видео поездов, груженных углем, направляющихся к российской границе.

ВагониАпрель, состав пустых вагонов направляется на запад от российской пограничной станции «Успенская», чтобы вывезти еще больше угля и стали с восточной Украины (Josef Pinochet / Twitter).

Большинство поездов попадает в Россию через небольшую пограничную железнодорожную станцию ​​«Успенская». Спутниковые снимки Google Earth регулярно отражают длинные ряды заполненных углем вагонов на железнодорожном депо «Успенская», которые ожидают пропуска через станцию ​​дальше на юг, в портовый город Ростов-на-Дону, один из главных транспортных узлов юга России.

Анализ российских таможенных баз данных, проведенный группой C4ADS, показал, что с 2016 по конец прошлого года по меньшей мере 3.5 млн тонн донбасского угля пересекло российскую границу. За тот же период поездами было перевезено как минимум 360.000 тонн стали и металла, свидетельствует отчет, копия которого была предоставлена ​​The Washington Post.

Украинские чиновники угольной отрасли говорят, что незаконный экспорт угля в России на самом деле значительно больше, по меньшей мере 6000000 тонн антрацита пересекло границу до 2019 года.

Таможенные базы данных связывают с компаниями Курченко минимум треть перевозимого угля. В конце 2018 российские СМИ сообщили, что одна из компаний Курченко, «Газ-Альянс», получила монопольный контроль над экспортом угля из Украины (неподконтрольной Киеву части Донбасса – прим. ред.).

Неоднократные попытки подобраться к Курченко через его компании в России и Южной Осетии были безуспешными.

В открытом доступе не очень много записей, которые бы показывали, что произошло с углем, который попадает в Россию. Представители украинской энергетической компании ДТЭК, угольные шахты которой были захвачены сепаратистами, в своих заявлениях утверждают, что примерно половина этого угля маркируется как российский и транспортируется по железной дороге или кораблями через Черное и Средиземное моря на рынки Азии и Европы. Поскольку химический состав угля в различных регионах его происхождения разный, представители ДТЭК смогли доказать, что часть угля, которая по документам имеет российское происхождение, на самом деле была добыта на шахтах, принадлежащих ДТЭК.

Бастующие шахтеры греются перед бочками с дровами, перекрывая дорогу к угольной шахте в феврале 2018 года в маленьком украинском городке Новогродовка Донецкой области. (Aleksey Filippov / AFP / Getty Images)

Представители ДТЭК в своем заявлении перечислили 20 стран, которые покупали уголь с Донбасса – крупнейшими покупателями были Турция, Румыния, Бельгия и Польша. Некоторые таможенные декларации непосредственно указывают европейские компании как конечных покупателей украинского угля, провезенного транзитом через Россию.

Украинская компания, которая из-за падения цен на уголь была вынуждена остановить шахты за пределами Донбасса, из-за чего без работы остались почти 30 000 шахтеров, подала официальную жалобу к представителям правительств европейских стран, требуя остановить импорт контрабандного топлива.

Сколько именно донбасского угля оказывается за пределами России – на сегодня оценить трудно. Как показывают отчеты, часть этого угля Россия использует сама. Но Москва не нуждается в зарубежном угле, поскольку сама является одним из крупнейших в мире производителей и экспортеров топлива. Аналитики утверждают, что без широкого проведения специальных экспертиз будет очень сложно доказать, есть груз угля из России российским, украинским или смесью двух видов.

«Но можно вполне обоснованно предполагать, что часть этого [российского] угля происходит из восточной Украины», – говорит Марголин.

Падение доходов и роста беспорядков

Українські протестувальники
Украинские протестующие и ветераны войны участвуют в блокаде станции «Кривой Торец» Донецкой области в феврале 2017 года, пытаясь остановить торговлю углем и другими товарами с поддерживаемыми Россией мятежниками. (Aleksey Fillippov / AFP / Getty Images)

Однако в последнее время спрос на уголь в мире резко сократился независимо от его происхождения. Обвал цен начался еще в прошлом году и ускорился с распространением коронавируса.

В ноябре российский сайт новостей РБК сообщил о напряженных отношениях между лидерами «республик» и компаниями Курченко из-за уменьшения объемов закупки угля у шахт подконтрольного им региона. Вместо обещанных 400,000 тонн в месяц российские поезда вывозили едва четверть этого объема, сообщили в РБК. Как следствие, компании Курченко потеряли монополию на уголь с Донбасса, при этом накопив перед «республиками» невероятные долги в сотни миллионов долларов – отмечают на этом сайте.

Падение доходов от угля быстро обернулось беспорядками в шахтерском регионе, и без того уже доведенном до края хронически низкими зарплатами и постоянным ухудшением условий труда из-за отсутствия ремонта и обновления оборудования шахт с 2017 года.

Шахтеры Донбасса (неподконтрольного Украине – прим.ред.) и члены их семей через Facebook и другие соцсети жалуются на постоянное уменьшение заработных плат и длительные задержки с выплатами, отмечается в сообщении Digital Forensic Research Lab, вашингтонского аналитического подразделения Atlantic Council. В отчете приводилось фото зарплатной ведомости, опубликованной анонимно одним из шахтеров, по которой его ежемесячная зарплата не превышает 80 долларов США – это чуть больше половины минимальной зарплаты в Украине.

От редакции “Инфорпост”: расследование Digital Forensic Research Lab в переводе публиковалось нами ранее.

Российские компании продолжают нелегально изымать украинские полезные ископаемые – Atlantic Council’s Digital Forensic Research Lab

«Похожие требования звучат во всех сообществах шахтеров Донбасса», – отмечают в отчете. В начале мая бастующие шахтеры заблокировали шахту в Зоринске, угольном городке в Луганской области. В сообщении о начале забастовки, размещенном в Telegram, забастовщики сообщили, что зарплату им не выплачивали месяцами. Забастовка была прекращена на шестой день, после обещания выдать им деньги, впрочем, по словам работников шахты, на конец мая они все еще не получили ни копейки.

На прошлой неделе из сообщений в российской соцсети VK стало известно, что лидеры
сепаратистов начали блокаду угольной шахты в Антраците – городке в 50 километрах к юго-востоку от Зоринска, названном в честь богатых местных залежей угля – когда более 100 шахтеров остались под землей, отказываясь выходить из шахты в знак протеста. В сообщениях отмечали, что спасателям было запрещено привозить бастующим даже воду и продукты.

Пока не ясно, как эти беспорядки повлияют на войну в регионе. Аналитики говорят, что Кремль вряд ли будет делать нечто большее для экономики Донбасса, пока собственную экономику России лихорадят пандемия и цены на нефть, которые обвалились в результате изнурительной ценовой войны с Саудовской Аравией. Среди российских угольных олигархов тоже нарастает сопротивление завозу дешевого угля из-за границы при крушении энергетических рынков.

«Всегда было понятно, что россияне не собираются позволять Донбассу конкурировать
низкой ценой на рынке Российской Федерации, – говорит Николаус фон Твикель, бывший представитель ОБСЕ. – Однако если работники региона не смогут найти работу на шахтах и ​​заводах, некоторые из них могут решить, что лучшей альтернативой для заработка будет вступление в ряды сепаратистских [военных] группировок», – говорит Николаус. «Люди уже сейчас говорят, что лучший бизнес – военный», – добавляет фон Твикель.

Микола Цукур
2015 – Николай Цукур, заместитель командира украинского добровольческого батальона «Торнадо», стоит на наполненном углем вагоне поезда, который перевозил уголь из контролируемого сепаратистами региона в подконтрольное правительству Украины город Орехов. (Evgeniy Maloletka / AP)